О прощении. То ли сказка, то ли быль.

Однажды один человек обидел другого. Сильно обидел, принародно унизил. Народ, что был вокруг вскричал: «Дай ему за такие слова! А мы добавим!». Однако обиженный ушел с площади, где все случилось, не сказав обидчику даже бранного слова в ответ.

Не помня себя, дошел до дома, взял ружье, пошел обратно. Знал, что обидчик еще там: у того была торговая лавка на площади. Дорога была недолгой. Решение — твердым: убить.

Когда переходил обиженный последний перекресток, услышал голос: «Стой!» Остановился. И вдруг картина перед ним: тюремная камера, двухъярусные нары, угрюмые лица кругом и он среди этой угрюмости на верхних нарах сидит, свесив ноги. Застыл обиженный: картина была, словно живая. Даже запах камеры он почуял.

Ко всему был готов обиженный, но только не к участи заключенного. «Что же делать? Как быть? Убить сначала его, потом себя? А как же дети малые, родители старые?» — мысли роем носились в голове. Вся жизнь, день за днем, пронеслась перед ним. И повернул обиженный назад. Пришел домой. Остыл. Подумал. «Кто же остановил меня? Кто видение отрезвляющее послал?» — эти вопросы не давали ему покоя. Хотел о своих терзаниях жене рассказать, да раздумал — засмеет. Стариков боялся беспокоить: у отца характер был уж очень горяч — убил бы обидчика сына, несмотря ни на какие картины. Мать, напротив, была человеком мягким. Могла и советом помочь, но могла и слечь от переживаний. К друзьям за поддержкой не пошел обиженный по простой причине: кто ж из них в такие чудеса поверит?

Думал — думал обиженный, да так и ничего не надумал. Обида не проходила. Более того, в ненависть превратилась. И стала та ненависть человека обиженного изнутри точить. Замучила вконец. До болезни довела. Лежит обиженный без сил, не ест, не пьет — пропадает. Никто из приглашенных докторов понять не может, чем болен пациент, от чего болезнь приключилась. И только мать догадалась, что сына кто-то сильно обидел. Деваться некуда — рассказал он ей все без утайки. Выслушала мать дитятку своего и сказала, как приказала: «Прости и забудь!»

— Легко Вам, матушка, говорить : прости, забудь, — заплакал упрямый сын. — Он унизил меня, оскорбил. А я прощать?!
— Поступай, как ум и совесть тебе велят. Одно помни: своими переживаниями ты себя погубишь, детей осиротив, и нас с дедом в могилу сведешь. Дела твои прахом пойдут. То-то радость будет твоему обидчику!..

Конец этой сказки противоречит законам жанра: нет у нее счастливого конца. Не простил обиженный своего обидчика — уж слишком был самолюбив. Просто не стал на зло злом отвечать. Не стал мстить. Хотя возможности у него были не просто отомстить — уничтожить негодяя.

Закладка Постоянная ссылка.
0 0 голоса
Оценка статьи:
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии